На огневом рубеже 6
13.10.2014

На огневом рубеже 6

Пекка и Тимари в полицейской машине.
— Ну как, Тим, провел вчерашний вечер?
— Не помню. Позавчера я его провел точно так же. И неделю назад было всё то же.
— А что было неделю назад?
— Я, знаешь, Пекка, вчера ходил по дому, что-нибудь делал, и тут же спрашивал себя: ”Да ты дурак, что ли?”
— Это зачем ты себя так спрашивал?
— Да потому что это были бессмысленные занятия: газеты перекладывал, потом решил выйти на улицу, а ключи положил в карман и закрыл на молнию, прежде чем вышел. Ну разве это нормальное поведение?
— Тебе, наверное, нужно в отпуск.
— Я не устал, Пекка. Я устал знаешь от чего? От нашей жаркой работенки: хотя бы один гангстер в квартале наделал шуму или ограбил К-рауту!
— Это вряд ли. Тебе что, адреналина не хватает? Купи в аптеке, вчера по скидке продавали, на Лённрота.
— Я, ты знаешь, когда сюда шел, надеялся на большее, чем протертые штаны! У нас оружие уже к чехлам пристыло!
— Да ну… помнишь, мы стреляли в бешеную собаку?
— Это ты, Пекка, стрелял; у меня тогда выходной, как назло, был. Да и что мне бешеная собака? Это что – апофеоз нашей деятельности – стрельба по бешеным собакам?
— А чего ты хочешь?
— Я хочу ”хранить и защищать”!
— Ты разве не помнишь, когда мы учились, нам инструктор сказал, что даже если мы поучаствуем в одной операции по поимке бездомного животного за всю карьеру, — то это будет большая удача в профессиональном плане?..
— Ну… я надеялся на что-то большее, когда учился. А дело тут знаешь в чем?
— Ну, говори.
— Народ наш, финн, измельчал: теперь без страха лишний шаг боится ступить. Предел его вседозволенности – облапошить ближнего на 50 центов, потому что если больше, то им займется финансовая полиция.
— Да у нас люди всегда были спокойны: к чему им неприятности?
— А как же случай на озере Боде? А недавняя стрельба в Хювинкяя? Вот где мое место должно было быть.
— Мне кажется, пусти тебя туда, Тим, жертв было бы больше…
— Что ты хочешь этим сказать? Думаешь, я бы промахнулся?
— Я не об этом: ты слишком горяч, подставился бы под пули… и все наши показатели бы в отделении рухнули.
— Ага, значит, тебя это только и беспокоит: показатели.
— Да, Тим; хотя в одном ты прав: слишком много законопослушания. Я вот давно думаю, что скоро нас сокращать начнут. Вирпасани об этом как-то обмолвился.
— Пускай сокращают. Шеф тебя пугнул, чтобы ты шевелился.
— Нет, он мне сказал, что из-за малого числа преступлений возможны упразднения в нашем отделении.
— Да ну! И что – нас первых попросят за дверь? А ведь, действительно, нас первых, Пекка, и попросят…
— Я тут как-то думал… В общем, нам просто необходимо какое-то дельце.
— Какое дельце? Ты о чем?
— Я вот что придумал: в зял сегодня дедушкин пистолет, поедем на озеро, проделаем им дырку в нашей машине, а потом устроим погоню? Как тебе это?
— Так ведь баллисты мигом установят, что пуля прилетела, а следов нет…
— Так я и сапоги взял; мы ими натопчем в кустах, потом оттуда выпустим пулю, и сбежим этими сапогами через речку. А там даже собаки след потеряют.
— Это ты, Пекка, здорово придумал: мне это по душе. Всегда хотел знать, что твориться по ту сторону баррикад. А где это место с речкой?
— Тут неподалеку, где Ривьера Каяни, там и следов чужих полно. Сделаем вид, будто бегом преследовали его, послали вдогонку два выстрела, но он сумел уйти.
— Все, вперед! Я уже не могу дождаться, когда достану пистолет и открою огонь. Едем, Пекка, едем!
— Ты только не горячись.
— Не буду.
Машина сворачивает на проселочную дорогу.
(Продолжение)


Гастрономический туризм вокруг озера Оулуярви

Проект по гастрономическому туризму