На огневом рубеже 4
13.10.2014

На огневом рубеже 4

Пекка и Тимари в патрульной машине.
— Послушай, Фил, а мы где находимся? – спрашивает Тим.
Пекка недоуменно поворачивается, смотрит на Тима:
— Это ты кого назвал Фил?
— Не знаю. А ты разве не он?
— Я Пекка, не Фил.
— Прости, Фил. То есть, Пекка, — говорит Тим и надолго замолкает.
Спустя час он оживляется:
— Пекка, вчера слышал анекдот… не могу тебе рассказать, забыл.
Пекка вопросительно смотрит на Тима, но ничего не отвечает.
— Да, вот еще вчера был в Призме на распродаже, там эти выбросили… как их… всего по семь евро. Отличная вещь! Ну, как они, скажи мне…
— Как я тебе могу это сказать, если не понимаю, о чем речь? – возмущается Пекка. – Ты о чем говоришь? Про еду или промтовары?
— Такие круглые…
— Мячики для гольфа?
— Нет.
— Шарики мороженого?
— Да нет. А может, и не круглые… — задумывается Тим. – А мы куда едем: на работу или домой?..
Пекка останавливает машину.
— Пойдем, пройдешь мне пару тестов. Я тебе сегодня не могу доверять.
Они выходят, видно, как Тим послушно шагает с десяток шагов, закрыв глаза и заводя ногу за ногу, потом, также не глядя, подносит указательный палец к носу. Это у него получается не сразу.
Пекка сильно озадачен:
— Ты мне скажи, Тим, ты вчера водку разве пил?
— Нет, Пекка, не было водки. Да и вчера тоже не было. Я помню, в Призму зашел, а там такие круглые…
— Хорошо, ты купил этих круглых, а потом?
— Потом… не помню.
— А почему ты назвал меня Филом? Может, ты повстречал парня с таким именем?
— Не знаю, Пекка. У меня нет друзей с таким именем.
— Так, — морщит лоб Пекка. – Ты когда так сказал, о чем думал?
— Да я не думал. Я музыку слушал.
— Но у нас нет в машине музыки.
— Как нет? А… ну да, а мне показалось, что была музыка.
Пекка садится в машину, следом садится Тим.
— Во, вспомнил, играла эта музыка, даже песня знакомая… Another Day… In Paradis.
Тим напевает.
— Так это же Фил Коллинз! – хлопает по рулю ладонями Пекка. – Тебе, наверное, показалось, что это я пою, поэтому ты и назвал меня — Фил!
— Да… Пекка. Ты, наверное, прав.
— Слава Богу, а то я уже подумал, что ты сошел с ума.
— Но Пекка, послушай, я ведь видел, что ты молчал, как же я мог подумать, что ты поешь?
— Ты это сделал случайно. Так как в машине у нас музыки нет, ты решил, что кроме меня петь некому.
— Да? Это ты здорово придумал. Мне тоже стало легче: я сам чуть не решил, что слетел с петель.
— Ты лучше скажи, что было потом, после Призмы?
— Потом не помню… Кажется, я съел одну… такую круглую.
— Прямо в магазине?
— Нет, ты что… это было в кафе. Там открыли новую линию… Пекка, я вспомнил: это была пицца! Круглая!
— Конечно, Тим, она всегда круглая, только не волнуйся. А что было потом? Ты взял с лакрицей?
— Нет. Это была новая пицца. Мексиканская.
— Мексикана?
— Нет.
— Тропикана?
— Да ты что! Разве есть такая?
— Мне кажется, я встречал ее в каталогах.
— Нет, это была новая линия… вся в колючках, потом их удаляют… А, вот: пицца была с ломтиками кактуса! Вспомнил! Я съел ее всю, а потом еще попросил добавки!
— Да ты что!
— А что?
— Тим… Тебе не надо было добавки. Я, конечно, не скажу Вирпасани, но тебе нужно срочно домой выспаться: ты под действием галлюциногенов.
— Да нет, я хорошо себя чувствую, — возражает Тим. – Ты думаешь, в финских кактусах могут быть галюны?
— Я не знаю: может, это была бракованная партия.
— Ты зачем, Пекка, повернул? Мы ведь на работе!
— Нет, вместе мы сегодня не работаем, — решает Пекка. – Это будет крайне незаконно.
Сам подумай: полицейский под кайфом… Тебя же отправят в тюрьму! И меня как укрывателя. Я на это пойти не могу: сейчас отвезу тебя домой, потом что-нибудь придумаю.
— Хорошо, Пекка. Только скажи Вирпасани что-нибудь хорошее и убедительное. И лучше моим голосом.
— Так и сделаю, Тим. Можешь не сомневаться.

Только русский человек, перебегая дорогу на красный свет, может быть сбит бегущим навстречу пешеходом.

В России очень трудно перейти дорогу в том месте, где проезд запрещен.


Гастрономический туризм вокруг озера Оулуярви

Проект по гастрономическому туризму