На огневом рубеже
13.10.2014

На огневом рубеже

Два полисмена в машине: Пекка и Тимари.
− Тим, я иногда думаю: мы столько времени проводим в машине, что горожане, глядя на нас, наверное, думают, что у нас ни ног, ни рук нет, одни головы за стеклом болтаются!
− Это ты про что, Пекка? Я не понял.
− Мне сейчас так показалось.
− А мне вот кажется, что у наших горожан нет ни машин, ни домов, никакого имущества: одна беднота по улицам шатается!
− Это почему ты так думаешь?
− Потому что в такой холод тут абсолютно нечего делать. Некуда спешить и лучше сидеть дома.
− Я так не думаю, Тим. Морозный воздух очень успокаивает, а горожане наши не бедные.
− А зачем нашим людям успокаиваться, Пекка? Ты что хочешь сказать? Что если бы сейчас было жарко, они бы разбушевались?
− Нет, Тим, ты не так понял.
− Да ты посмотри на них: они спокойны в любую погоду! Даже если лишить их сауны в субботу, они и тогда не пошевелятся. При чем тут мороз?
− Он успокаивает, если кому не по себе, Тим. А выйдя на мороз и глотнув свежего воздуха, человек приободрится. Вот что я имел в виду.
− Ну… да. Если вздохнуть как следует, то будет не до беспокойства: легкие могут просто не выдержать.
− Мои легкие выдержат.
− Тогда, давай, попробуешь? Ставлю два евро, что и три минуты не продержишься.
− Хорошо, — Пекка опускает стекло, дышит морозным воздухом. Потом закашливается, поспешно задраивает окно, спустя минуту говорит сдавленно: − Тим, мне кажется, это не тот воздух, которым надо дышать.
− За тобой, Пекка, два евро.
− Ты не понял: я, кажется, выхлопными газами подавился. Давай лучше в лес отъедем, я там продышусь.
− Не, в лес нам нельзя, Пекка: ты лучше пойди пройдись до кафе. Заодно закажи большую пиццу.
Проходит час.
− Тим, ты пробовал ”Салмияки”?
− Да, было дело.
− И как тебе?
− Пить страшно, а потом уже все равно.
− А я вот посмотрю на ее цвет, и у меня рука не поднимается. У нее цвет черта.
− А какая разница? Чем черный хуже любого другого цвета?
− Я не говорил, что хуже. Просто черный мне неприятен.
− Я считаю, черный – очень нейтральный, Тим. У меня глаза на нем отдыхают.
− Если все кругом будет черно, то глаза тебе могут и не понадобиться.
− Не, это плохая идея. Пусть будет всего в меру: если черный совсем убрать, то как мы спать будем ночью? У тебя глаза заболят, придется врачу за визит платить.
− Ночью у меня светильник фосфоресцирует: я же не в гробу сплю. Абсолютно черный − даже ночью не подходит, можно головой удариться, если в туалет пойдешь.
− Мне интересно, Пекка, почему ты так говоришь? Это из-за религии, что ли?
− Нет, просто ”Салмияки” напоминает мне нефтепродукты. Я считаю, водка должна быть прозрачной,
как горсть слез. Спроси у русских, они тебе скажут.
− Спросить я могу. Только они, наверное, не поймут, что я спрашиваю. Тем более, про водку с лакрицей.
Проходит час.
− Слушай, ты Нурманена давно видел?
− Какого Нурманена?
− Который шатается по магазинам со своей авоськой.
− А… он куда-то пропал.
− Может, замерз?
− Не знаю, я бы хотел его проведать: чтобы убедиться, что все хорошо.
− Нет, у него уже не будет все хорошо. Всё хорошо у него уже было.
− Не знаю, глядя на него, этого не скажешь. Ему и так неплохо.
− Как же ему неплохо, если у него ничего нет, кроме своей конуры? Ни детей, ни жены, ни машины. Это, по-твоему, неплохо?
− Знаешь, вот если бы ему было на что жаловаться, он бы жаловался. А так он ходит, всем улыбается, лясы точит на каждом углу: уже все шарахаются от него. И где ты видишь тут плохо?
− Мне кажется, у него уже в голове что-то повернулось: повредился он, в общем, слегка.
− Я ничего такого не вижу. Если и повредился, то к лучшему. Потому что кто-то после повреждения берется за ружье, чтобы в себя стрельнуть, или лезет в петлю, а Нурманен тут никого не беспокоит.
− И все равно он… ненадежный. Я знаю, он выпивает.
− Да, есть за ним. Ну что, поедем? А где он живет?
− Поехали. Спросим по дороге. Где-то по улице Лённрота.
Сообщение по рации: Патрульная машина 112 не выходит на связь. Просим отследить местоположение машины 112. Рабочее время машины 112 истекло.


Гастрономический туризм вокруг озера Оулуярви

Проект по гастрономическому туризму